Видеоинформ   Наследие  
Досье
 Дизайн   Проект  

назад в раздел Досье

Альдо Росси и универсальный язык архитектуры

12.11.2009
Текст: Татьяна Злыгостева
Язык, развиваясь, впитывает новые понятия и термины, но костяк языка остается неизменными. Можно сказать, что Альдо Росси стремился определить именно такие, статичные, но исторически обусловленные закономерности архитектурного наречия. Росси подвергал критике представление о городе как симультанном явлении: архитектор утверждал, что город должен развиваться и оцениваться как нечто, существующее во времени, и самого большого интереса заслуживают именно исторические артефакты. Город, как человек, помнит свое прошлое, а архитектурные памятники – и есть «воспоминания», придающие ему определенную структуру. Такое понимание отразилось в концепциях общественных зданий, спроектированных этим архитектором. Он был увлечен осмысленным поиском сущностных форм, и в его работе снова и снова появлялись первичные архитектурные элементы.

Театр Карло Феличе, Генуя, Италия


Квартал Щютценштрассе Берлин, Германия


Музей Bonnefanten, Нидерланды


Квартал Щютценштрассе Берлин, Германия


Кофейники, Alessi

Настоящая архитектура, по мнению Росси, должна создавать площадку, предназначенную для проигрывания определенных сценариев. Эту идею можно проиллюстрировать с помощью школы в Фаньяно-Олона, где, помимо всего остального, предусмотрено также специальное место, где можно делать фотографии всего класса.
Росси говорил, что такие ритуалы заставляют человека задуматься о бесконечности, здания при этом представляют собой декорацию для таких повторяющихся символических действий. Архитектура, понимаемая подобным образом, создает материальный контекст для событий, но сам архитектор не всегда может знать их будущий характер, так как, например, назначение постройки может измениться с течением времени.
Еще один пример подобного подхода к проектированию – реконструкция театра Карло Феличе в Генуе. Старый фасад здания остался нетронутым, но добавился целый комплекс новых пространств и функций. А очертания построек, спроектированных самим Росси, предельно просты и лаконичны, хотя и несут на себе почти неуловимый отпечаток стиля, в котором театр был изначально выполнен – так Росси удалось уклониться от детального историзма в сторону сохранения целостности простых объемов.
Впоследствии общественные здания становятся для Альдо Росси миниатюрной версией города, особенно это заметно на примере Teatro del Mondo, созданного для Венецианской биеннале в 1980 году. Здесь внутренняя структура здания спроектирована таким образом, что напоминает планировку итальянских городов – так Альдо Росси отрицал, что создает некие элементы, которые потом регулярно повторяет в своих работах; наоборот, он находил эти «кирпичики» в пространстве уже существующих городов, особенно тех, которые хорошо знал и любил – Милана, Мантуи и Венеции.
Первичные геометрические формы (куб, цилиндр, призма, которые конкретизировались, например, в башне, колонне или фонтане) в постройках Росси – это своего рода противодействие уничтожению истории, создание ауры целостности и подлинности посреди суматохи современного города. Как писал известный историк архитектуры Курт Фростер, «Альдо Росси подтверждает силу прошедших событий– время утекает, но объекты остаются – как детские воспоминания, сохраняющие даже травматический опыт целиком и нетронутым, сопротивляясь переосмыслению этого опыта взрослым сознанием. Вместо того чтобы раствориться, они, как пробка на воде, остаются совершенно неподвластными никаким стихиям».
Повторяющиеся мотивы характерны и для графики Росси. В пору ученичества один из преподавателей заявил, что Росси рисует так, словно он – деревенский строитель. Думается, это заявление вряд ли смутило будущего архитектора – вдохновленный городскими пейзажами итальянских художников Марио Сирони и Джорджио Моранди, он создавал изображения, на которых здания словно бы уменьшаются, а такие предметы, как кофейник или сигаретная пачка, разбухают, стремясь заполнить пространство.
На его рисунках повторяются и перетасовываются изображения исторических зданий, реализованных и нереализованных проектов, предметов быта, очертания фигур в желтых окнах и другие устойчивые образы точно так же, как куб или конус повторяются в его постройках. Кстати, именно потому, что в рисунках Росси, которые становились все более известными, появлялся образ кофейника, итальянская компания Alessi поручила ему разработку дизайна «кофейной» линии.
Как считает уже упомянутый выше Курт Фростер, в поиске собственных критериев Росси сталкивал типичные для современной архитектуры конструкции с историческими: его интересовала не имитация, но возможность запечатлеть с помощью здания тот момент, в котором прошлое переходит в настоящее. Например, со стилистической точки зрения административно-коммерческий комплекс в Перудже является своеобразным посредником между исторической и послевоенной застройкой, а разнообразие функциональных частей здания предполагает возможность пристройки, что невозможно для «монолитных» комплексов подобного рода.
В девяностом году, когда Альдо Росси получил Притцкеровскую премию, исполнительный директор Билл Лейси так объяснил выбор жюри: «Альдо Росси – архитектор, которому удалось достичь успеха в качестве теоретика, философа, художника, преподавателя. Он способен усваивать уроки классической архитектуры без слепого копирования, в его зданиях прошлое заключается в использовании универсальных принципов. В период, когда существует бесконечное количество стилей и взаимовлияний, Росси сознательно ушел от всего модного и популярного для того, чтобы делать свою собственную архитектуру».






(с) 2002-2017 СибДИЗАЙН.ру При перепечатке материалов прямая ссылка обязательна