Видеоинформ   Наследие  
Досье
 Дизайн   Проект  

назад в раздел Досье

Ренцо Пиано: архитектура как чудо

06.05.2009
Текст: Татьяна Злыгостева
Каждое воскресенье отец брал его в порт, где он, еще совсем маленький мальчик, смотрел на корабли, похожие на огромные плавучие дома. Казалось, еще секунда – и дома-корабли оторвутся от глади воды и полетят: «Это было похоже на какой-то нереальный город, в котором все постоянно движется». Потом Ренцо Пиано не раз подчеркивал, что детские впечатления во многом повлияли на его восприятие архитектуры и стали катализатором формирования идеи о зданиях, вступающих в спор с гравитацией.

Ренцо Пиано


Центр Помпиду, деталь фасада, Париж, Франция
Фото: Hans Vogel


Интерьер концерного зала Parco della Musica, Рим, Италия
Фото: Nick Worley


Columbus international exposition, Геноа, Италия
Фото: Fernando Stankuns


Церковь Padre Pio Pilgrimage, Италия
Фото: Alberto de Gennaro


Калифорнийская Академия наук, интерьер, Сан-Франциско, США
Фото: Калифорнийская Академия наук

Ренцо Пиано родился в Италии, в 1937-ом, детские годы пришлись как раз на то время, когда страна приходила в себя после войны. И отец, и дедушка, и братья отца были строителями. К тому же, он принадлежит к той нации, вклад которой в развитие западной архитектуры сложно недооценить. Как говорит сам Пиано – любой архитектор, родившийся в Италии, находится в пространстве традиции. В данном случае традиция была еще и семейной. В интервью журналу «Guardian» Пиано рассказывает, что вряд ли мог бы вспомнить хоть какую-то деталь из своего детства, которая была бы не связана со строительством: «Отец, конечно, не был особенно выдающимся зодчим, он не создал Эйфелеву башню. Он делал дома. Но если вы с детства наблюдаете за строительством и видите, что, например, колонна, которую вы помогаете возводить, с каждым днем становится все выше и выше, что это можно сделать своими собственными маленькими руками, то понимаете, что архитектура – это чудо». Именно у отца он перенял идею о сущности настоящего мастерства, и впоследствии умение Пиано сочетать в своих объектах и искусство, и конструкторскую мысль было оценено членами жюри Притцкеровской премии как почти равнозначное таланту таких итальянских мастеров, как Леонардо и Микеланджело.

Ренцо Пиано стал знаменит в достаточно раннем для архитектора возрасте. Ему было только 35, когда совместный с Ричардом Роджерсом проект выиграл в конкурсе на строительство центра Помпиду в 1971 году в Париже. Сейчас это здание представляет собой многофункциональный культурный центр в самом сердце Парижа, занимающий площадь 100 000 квадратных метров, полностью посвященных современному искусству, музыке, кино и театру. Здесь культура находится не просто в тесном соседстве с окружающим городским контекстом, но ассимилируется с ним: функциональные системы здания вынесены наружу и выполнены в разных цветах, что, кстати, позволило увеличить и сделать более упорядоченным внутреннее пространство. Сам Пиано даже несколько раздражается, когда стиль этого здания определяют как хай-тек. Он склонен считать, что центр Помпиду – веселый урбанистический механизм. Несомненно, то, что Пиано и Роджерс получили этот заказ, было судьбоносным событием. В процессе строительства центра архитектор познакомился с инженером Питером Райсом из Ove Arup and Partners. И между блистательным и изобретательным британским инженером и молодым итальянским архитектором немедленно возникло полное взаимопонимание: Питер Райс работал с Пиано до самой своей смерти в 92 году.

Архитектурный критик Колин Амери уверен, что корни философии Ренцо Пиано – не только в преемственности, послевоенное детство тоже наложило свой отпечаток на специфику стиля этого архитектора: «Я думаю, идея нормальности очень важна для формирования его карьеры. Он оригинален, но не революционен. Его архитектурные и дизайнерские решения – результат анализа и поиска лучшего варианта, практический ответ на специфические вопросы. Когда смотришь на его постройки, то ощущаешь, что все они решают ту или иную проблему, иногда эстетически захватывающим, волнующим или даже достаточно странным образом. Но мы всегда можем быть уверенны, что он хочет заставить здание работать, сделать его функциональным настолько, насколько это возможно. Он может пытаться экспериментировать, чтобы решить проблему, но никогда не построит ничего такого, что было бы абсолютно нефункциональным».
Например, Parco della Musica Auditorium (Рим, Италия, 2002 г.) состоит из трех отдельных зданий, форма которых вдохновлена музыкальными инструментами. Расположенные вокруг открытого амфитеатра, залы выглядят как три огромных музыкальных центра. Цвет и материалы, которые используются в этих зданиях, по мнению самого архитектора, создают аллюзию с куполами, которые усыпают римский городской ландшафт. Конструкция залов выполнена таким образом, что пространство трансформируется в зависимости от специфики концерта или представления. Пол и потолок могут двигаться, что создает возможность изменять акустические свойства стен, а интерьеры декорированы деревом вишни, это тоже помогает достигать максимального акустического эффекта. Центр искусств Пауля Клее (Берн, Швейцария 2005г.) отражает идею функциональности несколько иным способом – три холма из стекла и бетона, плавно перетекающие друг в друга, и словно бы совершенно естественным образом вырастающие из поверхности ландшафта, символизируют три направления деятельности самого Клее, который был и художником, и музыкантом, и поэтом. С 1992 по 2000 год архитектурное бюро Ренцо Пиано, RPWB, принимало участие в реконструкции территории в Берлине, включающей Подсдамер Плац и Бранденбургские ворота. Когда-то это место являлось культурным и бизнес центром, но было разрушено во время Второй мировой войны и превратилось почти что в пустыню после постройки Берлинской стены. Здесь все организовано как маленький город – вокруг небольшой площади. Проект предполагал постройку восемнадцати новых зданий, восемь из которых были спроектированы RPBW. Целью было создание пространства, хорошо интегрированного в остальную часть города и гармоничного с точки зрения материалов.
Не менее функционально и здание редакции журнала New York Times. (Нью-Йорк, США, 2002 г.). Фасад башни состоит из комбинации стеклянных стен и сетки из белых керамических трубок. Эта сетка, расположенная на расстоянии 61 см от фасада, работает как солнечный экран, в определенное время суток она ловит и отражает солнечный свет, а также сияние нью-йоркских огней. В соответствии с идеей проекта вестибюль здания очень открытый: на первом этаже располагается большой зимний сад, который могут посещать даже прохожие с улицы – вход туда открыт с сороковой и сорок первой. На уровне улицы вестибюль содержит также рестораны и магазины, и это вовлекает здание в городской контекст. Второй третий и четвертый этажи занимает редакция New York Times, а передвижение по зданию обеспечивают 28 лифтов и лестницы, расположенные на боковых фасадах и видимые снаружи.
Ренцо Пиано часто называют одним из отцов-основателей стиля хай-тек в архитектуре, и хотя его бюро, конечно, нельзя назвать самым большим в мире, но заказы, которые оно выполняет – одни из самых престижных. Сам же Ренцо Пиано признается, что питает отвращение к современному стилю в архитектуре, который можно определить как такую форму нарциссизма, когда архитектор из раза в раз повторяет в своих работах определенные приемы, чем добивается узнаваемости – именно поэтому работы Пиано на первый взгляд очень разноплановы, не похожи друг на друга. Но, несмотря на это, их объединяет не только «мастерство», само по себе являющееся качеством вполне анонимным, не только талант и виртуозность, но и умение придавать пространству эстетические качества не в ущерб его функциональности. Вне всякого сомнения, Ренцо Пиано – настоящий мастер визуализации архитектурных оксюморонов: в его строениях мы можем видеть и легкий, не давящий на психику урбанизм, и изящный, тонкий, ироничный хай-тек.







(с) 2002-2017 СибДИЗАЙН.ру При перепечатке материалов прямая ссылка обязательна